Автор Виктор МЕХОНЦЕВ

«Золотой» период кинематографической истории Алушты начался, судя по всему, в 1966-1967 годах. До этого наш уголок ЮБК создатели художественных фильмов не особо баловали своим присутствием. Гостеприимно распахнутые «ворота Южного берега Крыма», как называют наш город, киношники проскакивали, не задерживаясь, направляясь прямиком в Ялту. Помимо этого, их привлекали Судак, Коктебель, Симферополь, Севастополь, Бахчисарай – с их окрестностями, Голубой залив, Кара-Даг…

А в 1967-ом известный режиссер комедийных фильмов Леонид Гайдай приехал в Крым, чтобы подобрать натуру для съемок «Кавказской пленницы». И поскольку нужен был типичный южный город – небольшой и не примелькавшийся в кино, основной съемочной площадкой под открытым небом была выбрана Алушта и ее окрестности, в первую очередь подножье Демерджи…

О том, как и в каких местах проходили съемки, где жили артисты, о любопытных историях – чуть позже. Сейчас же парочка фактов из более далекого прошлого, когда впервые крымскую землю облюбовали кинематографисты. Оказывается, в 1908 г. И была это французская кинофирма «Пате», которая в Ялте тогда снимала видовые фильмы.

Тропики и джунгли, и даже Антарктида…

Спустя три года после французов, на ЮБК один из основателей российского кинематографа Александр Хонжонков и его сподвижники снимали полнометражный документально-художественный фильм о Крымской войне 1854-1855 годов «Оборона Севастополя» (другое название «Воскресший Севастополь»).

На уникальной Ялтинской киностудии снимались такие известные фильмы, как «Илья Муромец», «Человек-амфибия», «Волшебная лампа Алладина», «Остров сокровищ», «Пираты ХХ века», «Дети капитана Гранта», «Человек с бульвара Капуцинов», «Одиссея капитана Блада», «Прощайте, голуби» и многие другие. Все дело в том, что наш Крымский полуостров настолько многолик, причудлив и разнообразен, что здесь, словно в миниатюре, отражен, кажется, весь земной шар, можно увидеть пейзажи любых стран и континентов.

Ветеран Ялтинской киностудии Валерий Павлотос рассказывал: «Тропики, джунгли или остров с вулканом… К нам приезжали и за вечной мерзлотой! Например, в 1987-м у нас снимали фильм «Странник» – об открытии Антарктиды, и корабль Беллинсгаузена «Восток», который мы построили, бороздил морские просторы у берегов «Артека». А был и анекдотический случай, когда съемочная группа «Ленфильма» отправилась на Таймыр снимать чукотскую легенду о любви «След Росомахи», но там их так подморозило – даже камеры переставали работать, что они вынуждены были спасаться бегством… Они прилетели к нам с собаками, нартами и каюрами – жили в гостинице у моря среди пальм и кипарисов, а тундру снимали в 20 км от Ялты на Ай-Петри – той зимой как раз всю яйлу завалило снегом по пояс. Ленинградцы и все свои северные кадры у нас пересняли!»

Историческое, приключенческое и шпионское кино, боевики, фантастические и романтические фильмы, сказки для детей – не перечислить всех кинолент, которые снимались в разное время в Крыму. Как свидетельствуют специалисты киноиндустрии, в лучшие для отечественного кино годы, как минимум, каждая третья советская кинокартина снималась на полуострове.

Алуштинский след «Кавказской пленницы»

Несмотря на то, что действие любимой многими поколениями зрителей кинокомедии Леонида Гайдая происходит на Кавказе, самый солнечный фильм Советского Союза снимался в Крыму, который режиссер полюбил еще раньше, в период съемок здесь фильма «Деловые люди» по рассказам О. Генри.

Кинокомедия «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» вышла на экраны 3 апреля 1967 г.

Съемочная группа «Пленницы» работала на горной реке Мзымта, неподалеку от Сочи, только три дня – чтобы отснять эпизод, когда Шурик по бурному потоку плывет в спальном мешке.

Большей частью комедия снималась именно в Алуште и окрестностях. Некоторые старожилы, конечно, помнят, как проходили съемки летом 1967 г. Много лет назад алуштинец Владимир Турницкий рассказывал мне, как Юрий Никулин загонял баранов в ворота дома. Происходило это у дома №5 по переулку Крапивного, рядом с лестницей, по которой спускалась (в другом киноэпизоде) «спортсменка, комсомолка и просто красавица» Нина (Наталья Варлей).

– Баранов было не менее сорока. Не идут, хоть ты тресни. Разбегаются, – с улыбкой вспоминал Владимир Иосифович. – Много раз снимали эту сцену. Дорога за съемочной площадкой была перегорожена автомашинами, чтобы барашки не убежали, а во дворе дома стояли хозяева с ведрами и кастрюлями, в которых была еда для животных – зазывали. Бесполезно. «Цоб-цобе, цоб-цобе!» – кричит актер. А животинки – в разные стороны. Никулин после неудавшегося очередного дубля присядет, покурит – и снова баранов пинать. Мы со стороны смотрим, ухахатываемся. Вот так: «Цоб-цобе, цоб-цобе!» – и в течение почти целого дня снимали сцену, которая на экране всего-то не более минуты занимает…

Юрий Никулин, Георгий Вицин, Евгений Моргунов, Александр Демьяненко, Владимир Этуш, Фрунзик Мкртчан, Наталья Варлей жили в номерах одной из лучших в ту пору в Алуште гостиницы «Черноморская» (ныне здесь расположен пансионат «Крымские Зори»). Гостиница была базой съемочной группы. Рассказывают, что жизнерадостный Моргунов (Бывалый) отдавал дань уважения крымским винам и любил гулять по набережной, принимая восторги жителей и отдыхающих. Юрий Никулин (Балбес) и Георгий Вицин (Трус) редко составляли ему компанию, избегая чрезмерного людского внимания.

В тогдашнем ресторане «Солнышко» (ныне перестроенное здание по улице Горького, 6) снималась сцена разговора Шурика с этой троицей под видом «кунаков влюбленного в Нину джигита». Все, конечно же, помнят знаменитое никулинское «Бамбарбия! Киргуду!».

Небольшой дом на улице 15-го Апреля, рядом с круглой башней Ашага-Куле крепости Алустон, в фильме стал дачей Саахова, где незабвенной троице делали прививки («Короче, Склифосовский!»). В Приморском парке снимался эпизод у бочки с пивом («Жизнь хороша. И жить хорошо». «А хорошо жить – еще лучше!»). На автовокзале были сняты эпизоды, когда Шурика знатно угощают вином («Да что тут пить?!»).

На территории турбазы «Чайка» по улице Красноармейской троица проводила обучение новомодному тогда танцу твист. Здание клуба-столовой турбазы стало Дворцом бракосочетаний, красную ленточку на открытии которого разрезала героиня Н. Варлей. А вот эпизод с быком («Отдай рог!») снимали уже в другом месте (может, кто-то из старожилов подскажет – где?). К слову, быка привезли на съемки из моего родного села Малый Маяк, где в те годы многие жители держали крупнорогатый скот, и сами же, по очереди, выпасали на роскошных полянах, ныне густо застроенных частными домами.

Поворот в сторону села Изобильное с троллейбусной трассы Алушта – Симферополь за Нижней Кутузовкой, в «Пленнице» был поворотом на дачу Саахова. Погоню по горной дороге снимали на участках шоссе Алушта – Судак (Лаванда – Лучистое).

В урочище у подножья Демерджи и Долины привидений разыгрывались сцены охоты Бывалого, Балбеса и Труса на Нину, а также прогулка Нины и Шурика с осликом («Где-то, на белом свете…») к знаменитому «никулинскому» ореху. Дереву, по некоторым данным ученых, уже более 600 лет, но оно по-прежнему на месте.

Камень, на который так легко запрыгивала Варлей, исполняя песенку, находится не рядом с орехом, а значительно дальше по тропе, севернее от Долины привидений. Там же, среди хаоса громадных каменных глыб были сняты сцены с медведем и то, как от зверя спасались герои фильма. По этой же тропе троица жуликов несла в спальном мешке украденную Нину.

Любопытные киноистории со съемочной площадки

Трудно сейчас сказать: что из нижеприведенных фактов – правда, что – выдумка самих кинематографистов. Да, в этом ли суть. Что-то подобное, конечно же, могло происходить в процессе съемок.

Итак, читаем в Интернете: «По первоначальной задумке, фильм должен был состоять из двух частей. В первой части Шурик, собиравший пословицы и поговорки народов Кавказа, спасает девушку Нину от традиционного в этих краях похищения для последующей женитьбы.

Во второй – Шурик и Нина ищут в горах снежного человека. Роль йети должны были исполнять Трус, Балбес и Бывалый, скрывающиеся от милиции. Но в Госкино утвердили только первую часть.

С исполнителем роли Шурика никаких вопросов не было – его после «Операции Ы», вполне логично, вновь играл Александр Демьяненко. Хотя для проформы Гайдай попробовал и других актеров…

За каждый придуманный актерами комедийный трюк Гайдай пообещал гонорар – бутылку шампанского. Ну и придумывали. Никулин, к примеру, организовал трюк с почесыванием пятки в кровати – для этого понадобилось спрятать под одеялом лилипута! В итоге Никулин заработал 24 бутылки, Моргунов – 18 бутылок, а Вицин – одну.

Но не потому, что он скучный и неизобретательный. Просто Вицин трезвенник, шампанское ему даром не уперлось. А придумал он как раз много. Трезвый образ жизни Вицина вообще доставлял немало хлопот: в легендарной сцене «Жить хорошо!» он отказывался пить пиво и требовал налить вместо этого настой шиповника. У настоя не оказалось пены, что выдавало подделку в кадре.

В итоге актера уговорили-таки выпить одну кружку настоящего пива…

Никому не известная акробатка цирка Наталья Варлей прошла кастинг среди более чем 500 других кандидаток, потому что оказалась единственной, кто на пробах быстро, весело и без лишних разговоров переоделась в купальник. Для советской актрисы такая раскрепощенность была делом неслыханным. Сама Наталья потом удивлялась: дескать, что в этом смелого, ведь купальник практически то же самое, что и привычная для нее цирковая форма… Роль Варлей озвучивала знаменитая киноактриса и ведущая телепрограммы «Будильник» Надежда Румянцева».

Фото и отдельные факты из Интернета