К 30 – летию Республики Таджикистан

Автор Валерий ТАКАЗОВ, доктор филологических наук, профессор РУДН, член-корреспондент РАЕН

Есть люди в моем окружении, о которых могу говорить часами, притом, не уставая, а наслаждаясь от приятных воспоминаний. Сегодня Назар Миргарибович Мирзода – знаковая для Санкт-Петербурга фигура в общественно-политической жизни города. Когда мы познакомились, его все называли просто Назаром.

Все годы учебы на журфаке ЛГУ им. А.А. Жданова (ныне СПБГУ) возглавлял группу ДНД (добровольная народная дружина) в 1 корпусе студенческого городка. Он не был на вид ни борцом вольного стиля со сломанными ушами, ни вышибалой, тем более. Подкупали в нем неуёмное желание работать, не сорясь ни с кем, превращая острые углы взаимоотношений в предмет для дружелюбных диспутов. В корпусе проживало 75% иностранцев, у которых самые различные взгляды не только на своих королей или глав правительств, а в целом, на любые мелочи жизни. Без передряг не обойтись. Тогда на помощь приходил среднего роста, худощавый, светло-русый таджик из Гармского Памира, одетый в национальный халат и тюбетейку. Спокойствия и самообладания ему не занимать. Все стороны подчинялись ему без оговорок. Вскоре вражда сменялась взаимопониманием. Хладнокровию Мирзода удивлялись все, даже строгая комендантша Валентина Христофоровна, вдова генерала, привыкшая командовать и только.

Это один только штрих к портрету студента Назара, поневоле напоминавший нам Ходжу Насреддина, мудреца, известного во всем мусульманском и некоторых частях немусульманского мира с XVI века. Его шутки, пережившие ряд веков, полны не только острого юмора, но и глубокой житейской мудрости. Что-то в нем было такое, чего не было в нас, сокурсников, и не только. Заметили, что слово «мир» встречается как в фамилии, так и в отчестве моего героя? Это судьба.

Годы кажутся нам долгими, на самом деле они, порой, обгоняют само время. Это когда нам так не хочется стареть! За плечами Назара – аспирантура и докторантура СПБГУ. Защита, чтение лекций. Наряду с этим он всегда занимался проблемами таджикской диаспоры. Это в те годы лихолетья, когда страна разваливалась на глазах, а вчерашние республики СССР становились независимыми государствами с бубликом в бюджете. Сотни тысяч таджиков хлынули по миру, в том числе и в Санкт-Петербург. В первые годы самоопределения не было ни консульской службы, ни других официальных межправительственных органов, способных взять на себя элементарную функцию помощи эмигрантом. Вот где пригодился опыт миротворца! Вскоре, по согласованию стран, открылось Почетное консульство Таджикистана в Санкт-Петербурге. Возглавил его Назар Мирзода. Несколько лет кропотливой работы на ниве международных отношений дали моему другу бесценный опыт в дипломатии, государственном управлении и хозяйственной деятельности.

Впоследствии доцент Назар Миргарибович полностью посвятил себя образовательной практике в СПБГУ и других высших учебных заведениях. На сегодня он один из немногих специалистов по Ирану и дипломатии со странами Ближнего Востока. Широкий кругозор и профессиональное видение международных отношений сникали уважение среди коллег. Простой в общении, умен в деловых вопросах, оригинален в поиске консенсуса – так характеризуют его журналисты и дипломаты.